КИРИЛЛ ТУРОВСКИЙ О СМЫСЛЕ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА Погоцкий А.В., УО МГПУ им И.П.Шамякина

С введением христианства в древнерусской культуре появляется новое мировоззрение, которое основывалось на принципе духовного творения, дуализма идеального и реального, духовно-нравственного понимания человека [1, 89]. Человеческая природа стала рассматриваться как поле битвы, где постоянно сталкиваются стремление к добру и злу; жизнь индивида начинает восприниматься как духовное явление. Принципиально иеняется понимание смыслп жизни человека, собственно, только с приходом христианства на восточнославянские земли данное понятие (смысл жизни человека) приобретает статус самостоятельной этическойц и педагогической категории. В Православной духовной традиции смысл жизни человека трактуется как спасение души, приобщение к высшим духовным ценностям.
Ряд современных исследователей отмечает, что от решения проблемы смысла жизни во многом зависит этическая позиция человека, а также направленность его поведения и действий [2, 47]. При поиске смысла жизни открываются нравственные идеалы, которые предстают как заданность для личности, то, к чему она должна стремиться. Стремление приблизиться к идеалу вызывает в личности нравственную борьбу, «борьбу внутреннего человека с внешне-эмпирическим» [3, 80]. Борьба эта происходит в течение всей жизни, она определяет, выстраивает канву взаимоотношений человека с самим собой и с окружающими людьми.
Определяя смысл жизни человека, Кирилл Туровский в своих произведениях рассуждает о соотношении в человеке духовного и телесного начал. Анализируя природу человеческих чувств, роль души и сознания в личности, мыслитель стоит на чётко выраженных воинственно-монашеских позициях. Смысл человеческой жизни для него – в полном отказе от мирских, плотских наслаждений, в уходе от суетного и повседневного к вечному. Идеал нравственности – монах-отшельник. Кирилл Туровский называет и главные добродетели, характерные для высокоморальной личности – смирение, послушание, полный отказ от воли. «Ты как свеча, волен в себе до церковных дверей, а потом не смотри, как и что из тебя сделают», – говорит он в «Сказании о черноризческом чине» [4, 204]. Вслед за Феодосием Печерским Кирилл Туровский считает, что именно инок, иночество является идеалом нравственности. В «Повести о белоризце-человеке и о монашестве» мыслитель отмечает, что «внутренние добродетели иноков сияют чудесами» и что всякий, кто стал на пути аскезы и монашества «жизнь вечную наследует» [4, 208]. Важно отметить, что рассуждая далее о нравственных добродетелях, просветитель относит их прежде всего к монашеству, а не к мирским людям. Но в отличие от Феодосия Печерского , туровский епископ в своих трудах выходит на более широкую аудиторию. То, что у Феодосия могло показаться лишь практической рекомендацией монашеского жития, у Кирилла звучит как нравственный призыв, обращённый ко всему обществу. Мыслитель обращается не только к инокам, но и к душе и совести каждого, тем самым привнося новые подходы в развитие теории и практики нравственного воспитания.
Кирилл Туровский в «Притче о человеческой душе и теле», рассуждая о том, кто может обрести спасение, подчёркивал, что именно смиренным Бог дарует свою благодать [5, 194]. Философ также полагал, что смирение и кротость должны являться не только монашескими, но и общечеловеческими добродетелями.
В процессе духовного совершенствования личности, приближения к нравственному идеалу, по мнению туровского просветителя, огромное значение имеет сохранение «чистоты ума» [5, 201]. Вера даёт возможность созерцать истину, очищает «естественный разум» и возводит его до «разума духовного», не отягощенного ничем земным. Нравственное знание, полагал мыслитель, можно получить из святых книг. Но божественное слово не всегда явно, а потому необходимо прибегать к разуму, просвещению. Разум нуждается в строгом контроле, так как « грех есть духовный груз» и «не достигнут цели слова грешники, лишённые благодати Святого духа» [5,197]. Разум, не направленный на служение высшим духовным ценностям, приводит к тому, что человек начинает думать о суетном, о мирском. Поэтому одним из требований к организации нравственного воспитания выступает стремление уравновесить разум и знание истиной церкви, верой. «Познавай веруя», - такова теологическая формула Кирилла Туровского. Просвещение даёт возможность выйти на первый план внутренней духовности человека, что позволяет ему эффективно бороться со своими слабостями, а также определиться с выбором необходимых средств нравственного совершенствования. Кирилл Туровский напрямую связывал уровень просвещённости индивида с возможностью его духовного роста, ведь «царь же – ум, обладающий всем … если он добр, кроток и милостив – изыскивает всё необходимое для тела… заботится о своих людях» [56, 204]. Мыслитель подчёркивал, что нравственное развитие личности может иметь место только тогда, когда «пригоден разум» [5, 195]. Строя воспитательный процесс на интеллектуальных началах, можно достичь больших успехов. Туровский Златоуст пишет о том, что «ум истинный», размышляющий, – уже не себе одному на спасение, но и многим другим, внимающим ему. Сюда и подходят евангельская притча, говорящая: «Всякий книжник, познавший Царство небесное, подобен мужу домовитому…» [5, 194–195].
Целям духовного просветительства был посвящён и подвиг столпничества Кирилла Туровского. Благодаря этому подвигу, Кирилл приобрел среди горожан огромный авторитет, после чего его избрали епископом. Авторитет мыслителя делал в глазах мирян его проповеди более привлекательными, что существенно увеличивало их нравственно-воспитательный потенциал.

Литература:
1. Лихачёв Д.С. Прошлое – будущему / Лихачев, Д.С. Статьи и очерки. – Ленинград: Наука, 1985. – 576 с.
2. Комаров Ю.С. Общество и личность в православной философии / Комаров, Ю.С. – Казань: Издательство Казанского университета, 1991. – 187 с.
3. Фромм Эрих. Человек для себя / Фромм, Эрих / Пер. с англ. и послесл. Л.А.Чернышевой. – Минск: Коллегиум, 1992. – 253 с.
4. Кирилл Туровский. Повесть о белоризце-человеке и о монашестве / Туровский, Кирилл // Златоструй. Древняя Русь Х-ХІІІ вв.. – М.: Молодая гвардия, 1990. – С. 202-208.
5. Кирилл Туровский. Притча о человеческой душе и теле / Туровский, Кирилл // Златоструй. Древняя Русь Х-ХІІІ вв.. – М.: Молодая гвардия, 1990. – С. 193-202