Священник Созонт Савич

28/05/2012

Доклад председателя Отдела по канонизации святых Туровской епархии протоиерея Александра Лопушанского на Международной конференции «Мозырщина: люди, события, время» о репрессированном священнослужителе Свято-Троицкого храма города Житковичи Созонте Савиче.

Священник Созонт Адамович Савич родился в 1865 году в селе Бучин Пинского уезда Минской губернии. Происходил из династии церковнослужителей: его отец Адам и дед Михаил были псаломщиками. У Адама Михайловича (1836 г.р.) и его супруги Иулии Илларионовны (1837 г.р.) родились четверо детей : Созонт (1865 г. р.), Иустина (1871 г. р.), Михаил (1871 г. р.) и Олимпиада (1874 г.р.) Благочестивое семейство Савичей жило в приписном церковном доме при храме Святой Великомученицы Параскевы. Родители Созонта смогли дать своим детям православное воспитание: двое сыновей, Созонт и Михаил, приняли священнический сан.

Свое имя Созонт получил в честь мученика Созонта Помпеольского, память которого Церковь празднует 7 сентября.

Продолжая дело своего отца, Созонт Савич поступил в Минскую Духовную семинарию, которую окончил в 1890 году с аттестатом второго разряда. По окончанию учебы он сочетался церковным браком с девицей Верой Абрамовой (1869 г. р.). В том же году, 19 октября, Созонт был назначен псаломщиком Смолевичской церкви Борисовского уезда; 31 декабря по указу Минской Духовной Консистории направлен диаконом в Дольскую Покровскую церковь; 2 февраля 1891 года, в праздник Сретения Господня, Преосвященнейший Симеон (Лыньков), Епископ Минский и Туровский, посвятил диакона Созонта в иерея.

В первые годы служения на этом приходе у четы Савичей родились дети: Иван (1892 г. р.) и Зинаида (1893 г. р.), а спустя два года — дочь Евгения.

Отец Созонт зарекомендовал себя как искусный и добропорядочный пастырь. В архивных данных клировой ведомости Дольской церкви есть следующая запись об отце Созонте: «Усердно поучает прихожан слову Библии и доброй нравственности. Поведения весьма хорошего. Под судом и следствием не состоял и не состоит» . В послужном списке за 1912 год указаны сведения о награждениях отца Созонта: в 1896 году ему был пожалован набедренник; 12 июня 1897 года — медаль за народную перепись; в 1902 году — бархатная фиолетовая скуфия.

В августе 1896 года, согласно поданному прошению, священника Созонта Савича переводят на новое место служения: в село Витчевка Пинского уезда, в храм Святого Архангела Михаила. Приход отца Созонта насчитывал чуть более 1000 прихожан.

Храм представлял собой ветхое деревянное здание, построенное в 1837 году. К нему было приписано 105 десятин церковной земли и несколько находящихся в аварийном техническом состоянии причтовых построек. Заботясь о безопасности прихожан и красоте богослужения, отец Созонт подал рапорт в Минскую Духовную Консисторию о необходимости капитального ремонта. Консистория выделила затребованную священником сумму, и в скором времени церковный комплекс был обновлен.

В 1904 году указом Минской Духовной Консистории священника Созонта Савича назначили исполняющим обязанности Благочинного 3-го благочиннического округа Пинского уезда, сменив уволенного согласно прошению священника Виссариона Рубановича . 17 сентября 1909 года по распоряжению епархиального начальства его переводят на новое место служения, в Храковичскую церковь Речицкого уезда. На этом приходе отец Созонт пробыл совсем недолго. С 1 февраля 1910 года он переезжает в город Житковичи Мозырского уезда, где ему и предстояло служить настоятелем церкви и встретить последние годы своей жизни . В этот период у отца Созонта и матушки Веры родились еще шесть детей: Людмила (1897 г. Борис, (1912 г. р.) р.), Николай (1899 г. р.), Мария (1901 г. р.), Галина (1905 г. р.), Георгий (1908 г. р.), .
По свидетельствам архивных данных, все дети батюшки получили хорошее образование. Старший сын Иван окончил Киевский коммерческий институт, Зинаида была учительницей в земской школе, Евгения и Людмила обучались в Паричском духовном училище, Николай — в Пинском духовном училище.

Помимо священнического служения, отец Созонт трудился на ниве народного просвещения, являясь заведующим и учителем Закона Божия церковно-приходских школ. Список этих учебных заведений достаточно обширен: Дольская одноклассная церковно-приходская школа, Витчевская второклассная церковно-приходская школа Пинского уезда , Ассаревичская второклассная церковно-приходская школа Речицкого уезда , одноклассная церковно-приходская школа деревни Кольно Житковичского прихода.

Отец Созонт участвовал в общественной жизни епархии: назначался председателем приходского попечительства (сведения по Минской епархии за 1892, 1913, 1916 годы), избирался депутатом от духовенства 3-го благочиннического округа Пинского уезда на епархиальный съезд благочинных, являлся духовником благочиннического округа Мозырского уезда. За заслуги по духовному ведомству ко дню рождения Его Императорского Величества в 1914 году Святейшим Синодом был награжден камилавкою.

Отец Созонт пришел служить на Житковичский приход на смену состарившемуся священнику Иоанну Чарнецкому, поселился со своей большой семьей рядом с храмом, где начал строительство нового дома и организовал крепкое и основательное хозяйство. В распоряжении семьи Савичей было 20 десятин земли, лошадь, несколько коров и свиней. Наёмных рабочих к труду по хозяйству батюшка не привлекал, всё делал сам. В обнищавшей стране стабильное материальное положение семьи пресвитера было заметным. Появились завистники. И всё же отец Созонт пользовался огромным авторитетом у местного населения, являлся почетным гражданином города Житковичи. Его уважали, к нему обращались за советом.

Служение священника на Житковичском приходе совпало с трудным для страны и людей временем: беспрерывные войны, революция, междоусобицы.

Первая мировая война превратила Полесье в эпицентр военных действий между Германией и Россией. Одна за другой последовали три волны бандитских погромов. Инициаторами первой волны стали польские легионеры, оккупировавшие республику в августе 1919 года — июле 1920 г. Вторая волна пронеслась осенью 1920 года. Её виновниками являлись криминально-политические отщепенцы — Савинков и Булак-Балахович. Наплыв третьей волны был спровоцирован бандой «самостийных» атаманов, чинивших беззаконие на протяжении всего 1921 г.

Наиболее доступной и беззащитной жертвой погромщиков стали люди еврейской национальности.

В ходе антисемитских выступлений разорению подвергались все социальные группы: торговцы, ремесленники, земледельцы. Как свидетельствуют архивные данные, за этот период в Житковичах было ограблено 400 человек еврейской национальности. Польские военные надругались над семью женщинами и девочкой 14 лет, 6 человек были убиты.

После отступления польских войск, казалось, беда миновала. Однако первая волна оказалась всего лишь прелюдией к страшным событиям, произошедшим в скором времени на Полесье. В октябре-ноябре 1920 года по республике прокатилась вторая волна погромного движения, связанная со вторжением на территорию Белоруссии повстанцев Станислава Булак- Балаховича и присоединившимся к ним отрядам Бориса Савинкова. За считанные недели десятки местечек Белоруссии оказались разгромленными, тысячи жителей разорены, сотни - убиты и покалечены. Отец Созонт делал все возможное, чтобы оградить людей своего прихода от несчастий Словом Божиим и конкретными делами.
Каким-то образом жителям Житковичей стало известно, что Балахович со своей бандой, отступая под натиском Красной Армии, собирается остановиться в их городе. Опасаясь террора, многие евреи и цыгане ушли в окрестные леса и болота, а некоторые из них пришли к отцу Созонту с просьбой укрыть их от банды. Батюшка никому не отказал. Он заполнил людьми чердак, сеновал, погреб. И тут возникли непредвиденные обстоятельства: прибыв в Житковичи, Балахович выбрал для постоя просторный и уютный дом священника, где разместил свой штаб. Прятавшиеся от тирана горожане оказались в самом пекле. Чтобы сохранить людям жизнь, отец Созонт старался всячески угодить бандитам, не допуская их в подсобные помещения: подносил еду, собственноручно кормил и поил лошадей, спускался в погреб за квасом и т.п.

Банда Балаховича на тот момент уже теряла свои силы. Понимая безысходность своего положения, Балахович приказал в течение получаса собрать всех местных евреев и расстрелять их из пулеметов. Солдаты, отправившиеся исполнять приказ, вскоре вернулись в штаб с вестью, что жители, которых они хотели истребить, куда-то исчезли. Балахович понимал, что в исчезновении части населения так или иначе замешан священник, однако допрос отца Созонта оказался безрезультатным.

Подтверждает это и архивный документ: доклад Минскому отделу ЕКОПО уполномоченного ОЗЕ Лившица М. Л. (см. приложение).
Так и не сумев исполнить свой коварный план, балаховцы поспешно удалились.

В это время в Житковичах была организована гражданская милиция. Она разоружала отступавших вразброд бандитов. Случилось так, что двое солдат Балаховича, видимо, из числа дезертиров, оказались в руках у гражданской милиции. Их привели во двор к отцу Созонту и привязали к столбу. Милиционеры (их тоже было двое), будучи в пьяном угаре, спорили между собой, кому из них принадлежит право отрубить балаховцам головы. Отец Созонт вступился за бандитов, но пьяные каратели были невменяемы. Единственное, что сделали красноармейцы — не осквернили кровью бандитов двор священника, увели пленников в соседний березняк, где и учинили расправу.

Впереди батюшку ждали еще более грозные испытания. Ему предстояло невинно пострадать за веру.

Первый камень был брошен в отца Созонта в августе 1920 года жителем Житковичей Марком Бернадским. В своем заявлении в органы ГПУ он утверждал, что «Савич в период бело-польской оккупации в 1919 году проявил себя врагом рабочих и крестьян, а также путем пастырской проповеди среди верующих крестьян внушал им, что Советская власть — это власть грабителей и бандитов и существовать ни в коем случае не будет…».

Это послужило основанием для ареста отца Созонта.

На защиту батюшки встали жители Житковичей и окрестных деревень. В ходатайстве, под которым подписались более ста человек, сообщалось, что священник Созонт Савич никогда против Советской власти не выступал, а Марк Бернадский является душевнобольным человеком. Отдельным свидетельством в защиту священника со списком в сорок подписей стало письмо граждан еврейской национальности.

Приняв во внимание собранные факты, 13 января 1921 года уполномоченным Мозырского политотдела УКГБ было вынесено заключение о прекращении дела и освобождении священника из-под ареста.

Три последующих года служения отца Созонта прошли относительно спокойно, но вскоре «от разных лиц и в разное время, начиная с ноября месяца 1924 года, в 18-й Житковичский погранотряд поступают сведения о том, что проживающий в местечке Житковичи Мозырского округа Савич Созонт Адамович, крупный земельный собственник в прошлом, в повседневной жизни и общении с местным населением своего прихода ведет антисоветскую агитацию, для чего использует кафедру церкви и старается доказывать, что Советская власть никуда не годится — давит крестьян накладываемыми налогами, закрывает церкви и не дает жизни крестьянству».

2 февраля 1930 года отца Созонта заключили под стражу в застенках ОГПУ, находившихся в пограничном отряде. Помимо вышеперечисленных обвинений, священнику было вменено в вину и то, что во время действия на территории Житковичей банды Балаховича штаб повстанцев размещался в доме священника. Этого для расправы было достаточно. На допросе по предъявленному обвинению отца Созонта спросили, не желает ли он дополнить чем-либо предварительное следствие. Батюшка ответил: «Добавить ничего не могу. Скажу, что в период балаховщины я лично выступал в защиту еврейских семей и спас их от погрома. Также спас мост от взрыва. Я думаю, что эта заслуга не будет мне в вину .

Лояльность отца Созонта к любой власти и его аполитичность были очевидны. В каждом человеке он видел прежде всего образ Божий. Подтверждает эту мысль и свидетельство военного комиссара, жившего в течение месяца у отца Созонта: «Помещаясь канцелярией комячейки на его квартире и видя гражданина Савича ежедневно, ничего предосудительного за ним не заметил, наоборот, гражданин Савич и его семейство во всем шли навстречу и доброжелательно относились к сотрудникам Красной армии и к коммунистам».

Во время заключения в пограничном отряде города Житковичи отца Созонта посещали жена и дети. Некоторые из работников органов ОГПУ отличались простым и искренним отношением к священнику. Они передавали отцу Созонту вещи и продукты, разрешали обмениваться письмами, предоставляли свидания. В один из приходов жена священника поинтересовалась состоянием его здоровья и обстоятельствами тюремной жизни. Батюшка ответил, что больше всего его мучает тот, кого они спасли. Отец Созонт имел в виду человека, которого, рискуя своей жизнью, он укрыл в своем доме от рук банды Балаховича. В то время мучителю было десять лет. Мальчик вырос, стал членом НКВД, принял участие в аресте отца Созонта и проявил немотивированную жестокость по отношению к своему спасителю.

«Знаю твои дела и скорбь и нищету, впрочем, ты богат… Не бойся ничего, что тебе неудобно будет претерпеть. Вот, дьявол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр. 2, 9—10).

12 марта 1930 года постановлением Особой Тройки при ПП ОГПУ отцу Созонту был вынесен смертный приговор . Следы новомученика потерялись,но в скором времени выяснились обстоятельства его смерти.

Один из местных жителей рассказывал о человеке, который во хмелю хвастался друзьям о том, что принимал участие в расстреле местного священника. Его, по словам очевидца, в наказание за организацию побега закапывали живым.

Прошло время, и справедливость в отношении священника Созонта была восстановлена. 19 мая 1989 года Савич Созонт Адамович был посмертно реабилитирован . Это событие совпало с днем памяти праведного Иова Многострадального.

В 2003—2004 годах попечением протоиерея Геннадия Хаткевича останки Созонта Савича были перезахоронены у храма Святой Великомученицы Параскевы города Житковичи.

Протоиерей Александр Лопушанский

При перепечатывании материала ссылка на автора и первоисточник обязательна.
Активная ссылка на материалы сайта обязательна.